«Игрушечный палисадник, куртина с розами, прогулка на закате, кофе с булкой, трубка и ночной колпак — мещанская идиллия, сытый мирок филистерского благополучия». Эти строки принадлежат Эриху Федоровичу Голлербаху — литературоведу, искусствоведу, поэту и графику, составителю всеохватывающей библиографии по истории Царского Села.

SONY DSC

Он родился 11 марта 1895 года в семье Федора Иоганновича Голлербаха, потомственного хлебопека и кондитера. Всеми любимая кондитерская Голлербахов находилась напротив царскосельского Гостиного Двора, на углу двух улиц — Леонтьевской и Московской. Сейчас здесь разбит сквер с серебристыми елями. Кондитерская представляла собой своего рода негласный центр Царского Села. Для жителей города это было особенное место, Анна Андреевна Ахматова называла его источником «самых сладких воспоминаний». Она жила по соседству, в деревянном доме Каннобио (Леонтьевская, 18), и училась в Мариинской женской гимназии, расположенной на противоположной стороне улицы.

1a652b9ad3f8e77889576184fe5fc5db

Кондитерская привлекала посетителей отличным расположением, подкупающим гостеприимством и уютом. Особое впечатление на горожан производила витрина с диковинкой — механическим медведем, привезенным из Германии. Медведь с огромными клыками держал в лапах серебряный поднос со сладостями. В своих воспоминаниях Эрих Голлербах писал, что этот царский охотничий трофей попал в их дом «тайными путями» из Лисинского лесничества (в Царскосельском уезде), созданного для «забавы» Александра II.

gollerbach2Симпатичный деревянный двухэтажный дом, как и дом Каноббио на Леонтьевской улице, построили в 1810-е годы. Вероятно, тоже по проекту придворного архитектора В.И. Гесте. Изначально дом принадлежал Царскосельскому лицею и здесь с 1816 по 1823 годы жил его директор Е.А. Энгельгардт. В середине XIX века владельцем дома стал булочный мастер Карл Юлиус Брикнер. Чуть позже участок вместе с домом перешел семье Голлербахов.

Поэт Всеволод Александрович Рождественский вспоминал: «Голлербах был выдающимся мастером кондитерского дела. В его магазине-кафе бывала вся молодежь, лакомясь пирожными. Здесь устраивались свидания, а в 1905 — 1906 гг. собирались и для бесед более спокойного свойства. Городская полиция смотрела косо на заведение.., но спасали эклеры, имевшие успех в самом Александровском дворце».

Семья традиционно занималась кондитерским мастерством, однако Эрих Голлербах не проявлял особого интереса к делу своих предков. Куда больше его привлекали пейзажи, царскосельская романтика, архитектура и живописные парки. Поэтому в 1911 году, после окончания Царскосельского реального училища (сейчас здесь находится школа №500), юноша поступил в Санкт-Петербургский психоневрологический институт на общеобразовательный факультет.

О своем детстве Эрих Голлербах рассказал в книге воспоминаний «Разъединенное», опубликованной его внуком Евгением Голлербахом через полвека после смерти деда.

0_a4d6a_9f44edd5_xl

Каждая строчка книги пропитана глубокой признательностью и нежностью: « Как я любил мой сад, каким он мне казался огромным и таинственным! Я знал каждое дерево, каждый куст, я и сейчас в точности помню планировку дорожек, шесть берез вдоль забора, два клена над беседкой, одинокую ель в углу сада, кусты сирени в другом углу, яблоню, склонившую ветви на крышу флигеля, дуб, простерший свои лапы над качалкой».

i

Литературовед посвятил городу свою книгу «Город муз. Царское Село в поэзии», изданную в 1930-м и переизданную в 1993 году петербургским издательством «Арт-Люкс».